• Главная » 
  • Статьи » 
  • Сергей Бачин — РБК: «Если введут санкции на закваски, сметаны не будет»
#1
Основатель крупнейшего производителя органических продуктов «АгриВолга» Сергей Бачин рассказал РБК, почему производство сметаны в России зависит от импорта, какой сыр подделывают чаще всего и о планах заняться управлением отелями


В 2022 году молочная отрасль в России на фоне санкций столкнулась с нарушениями логистики и дефицитом импортных компонентов. Но, несмотря на это, производство молока в стране по итогам года все же выросло — по данным, которые озвучивал глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев, рост в натуральном выражении составил 0, 9% (32, 6 млн т против 32, 3 млн т в 2021 году).

Критических событий в молочной отрасли из-за санкционного давления не наступило, уверяет Сергей Бачин, председатель совета директоров компании «Агранта» и основатель сельскохозяйственного холдинга «АгриВолга».

Сложности с упаковкой и оборудованием, с которыми производители продуктов питания столкнулись весной, разрешимы — им можно найти альтернативу в дружественных странах. Но серьезную проблему для молочной отрасли создает зависимость от импорта — в частности, заквасок. «Потребители, наверное, даже не до конца понимают, что если вдруг Европа введет санкции на молочные закваски, то сметаны у нас в России не будет. Мы будем не в состоянии ее произвести, потому что зависимость здесь тотальная. Я считаю, что это проблема стратегического уровня», — заявил РБК основатель «АгриВолги».

Холдинг «АгриВолга» — крупнейший в России производитель мясных и молочных органических продуктов питания, на его долю, по собственным оценкам, приходится до 40% российского рынка органических продуктов. Сергей Бачин создал компанию в 2007 году, ее производственные активы расположены в Ярославской области. Основное направление деятельности — производство и продажа органического молока, кисломолочных продуктов, мяса, племенная работа по разведению скота. Продукция холдинга реализуется под марками «Углече Поле», «Из Углича», «Углицкие колбасы», также компания развивает сеть магазинов «Углече Поле. Органик маркет» (расположены в Москве, Подмосковье и Ярославле). В холдинг «АгриВолга» также входит Угличский сыродельно-молочный завод, который выпускает молочные и кисломолочные продукты, а также сыры. Согласно данным СПАРК, выручка юрлица ООО «АгриВолга» в 2021 году составила 556, 6 млн руб, чистый убыток — 206, 8 млн руб. В самой «АгриВолге» уточнили, что консолидированные показатели холдинга (в него входит несколько крупных молочных комплексов, Угличский сыродельно-молочный завод, молочные и мясные органические фермы и заводы по переработке продукции), в 2021 году составили: выручка – 4, 2 млрд руб, EBIT (прибыль до вычета процентов и налогов) – 510 млн руб. Показатель чистой прибыли холдинга его представители не уточнили.

О влиянии санкций, строительстве в Угличе биофабрики по производству заквасок, проблеме фальсификации «Российского» сыра и планах создать бизнес по управлению отелями, Бачин рассказал в интервью РБК.

Семь фактов про Сергея Бачина

Родился 18 ноября 1963 года в городе Ковров Владимирской области.

В 1987 году окончил физический факультет Московского государственного университета. С 1992 по 1998 год учился и работал в США. Получил степень МВА (Master of Business Administration) по специальности «корпоративные финансы» в университете Хардфорда.

С 1998 года начал работать в холдинге «Интеррос». До 2003 года работал в компании «Интеррос Девелопмент».

С 2003 по 2009 год был гендиректором девелоперской компании «Открытые инвестиции».

В 2007 году основал сельскохозяйственную фирму «АгриВолга». С 2012 года — председатель совета директоров группы компаний «Агранта» (реализует проекты в области девелопмента и комплексного развития территорий).

В 2009–2019 годах занимал пост гендиректора компании по девелопменту горнолыжного курорта «Роза Хутор». С октября 2019-го по ноябрь 2022-го занимал пост председателя совета директоров «Роза Хутора».

C 2019 года — гендиректор компании «Васта Дискавери», которая реализует проекты в области девелопмента и развития территорий в различных регионах.


О влиянии санкций на молочную отрасль

Введенные в 2022 году западные санкции сказываются на российских производителях, которые находятся в инвестиционной стадии или в стадии строительства новых производственных или перерабатывающих мощностей. «Но молочная промышленность такова, что многие технические элементы заводов и ферм можно закупить не только в Европе, но также в Китае и Турции. Так что замену найти можно, если ты вовремя об этом думаешь и ищешь новых поставщиков», — рассказывает Бачин. Хотя он признает, что затраты на логистику увеличились, а налаживание новых цепочек поставок требует большего количества времени.

Проблема с нехваткой упаковки, с которой производители продуктов столкнулись весной, сейчас почти решена, утверждает Бачин: «Картон, который используется для молочных пакетов, вообще-то производился у нас в России, просто он был в тюках и рулонах и отправлялся за рубеж, в ту же Финляндию, где уже происходила нарезка и подготовка готовых пакетов. Теперь он перерабатывается внутри России теми же заводами, которые остались от Tetra Pak. Краска на рынке тоже есть. Откуда она — не знаю, чип в банку не положишь».

Хотя внешний вид упаковки молочных продуктов изменился, в России она все равно не хуже европейской, уверяет основатель холдинга «АгриВолга»: «Если провести анализ пакета, который был и который есть сейчас, может быть, он стал чуть-чуть похуже. Но если вы поедете в Финляндию, там все пакеты, как наши, потому что они смотрят на качество товара, а не на красоту упаковки. Там такая внутренняя культура. И оттого, что наш пакет сейчас стал чуть-чуть менее красивый, чем был до санкций, он все равно в два раза лучше, чем в Финляндии или Швеции».

О зависимости от импортной закваски

Главную обеспокоенность у производителей молочных продуктов вызывает зависимость от импортных заквасок, констатирует основатель «АгриВолги». В первую очередь речь идет о биозаквасках — микробиологических составах, которые вызывают брожение и необходимы для производства кисломолочной продукции и сыроделия. «Сейчас 90% нашего рынка — это импортные закваски. У нас просто отсутствуют биофабрики для их производства. Есть экспериментальная биофабрика в Угличе и маленькие лаборатории, которые пытаются что-то сделать. Но они покрывают не больше 10%, а реально даже меньше от всего объема заквасок, которые требуются», — отмечает собеседник РБК.

Производство молочных заквасок в России «провалилось» в конце 1980-х — начале 1990-х годов, рассказывает Бачин. Тогда по всему миру начали создаваться концентрированные закваски — так называемые закваски прямого действия. «Россия в тот момент оказалась в плохой экономической ситуации, и этот вызов вообще никак не был отработан», — поясняет бизнесмен.

Во времена СССР при каждом молочном и сыродельном заводе была биологическая лаборатория. «Для того чтобы произвести кисломолочный продукт или сыр, надо было пройти около трех этапов. Была так называемая производственная закваска средней концентрации, которую нужно было растить. На создание закваски, которую можно поместить уже непосредственно в резервуар с молоком, уходило около трех дней». Процесс был довольно сложный, поэтому, когда начали появляться сверхконцентрированные закваски, которые не требовали трех дней подготовки, в мире начали переходить на них — с точки зрения экономической эффективности такая закваска лучше, поясняет Бачин: «Это, скажем так, небольшой пакетик с живыми бактериями, который ты растворяешь в молоке — закваска прямого внесения, которая вносится уже непосредственно в резервуар с молоком. Ты экономишь три дня работы, и тебе не надо содержать лабораторию с высококвалифицированными сотрудниками».

В СССР этот технологический переход оказался пропущен, а молочные и сыродельные заводы уже в современной России строились по западным технологиям, которые не предусматривают производственных заквасок и лабораторий. «Все эти заводы, даже если захотят, не смогут перейти на ту форму производства, которая была 30 лет назад. Это надо создавать опять лаборатории, обучить людей — это не вопрос одного дня, на это потребуется несколько лет», — отмечает Бачин.

О строительстве биофабрики в Угличе

Для обеспечения российской молочной промышленности отечественными заквасками «Агриволга» планирует построить в Угличе специальную биофабрику: «Фабрика должна заработать через два года. Это серьезное высокотехнологичное предприятие — только первая очередь производства сможет покрыть 25% потребностей рынка в заквасках». На втором этапе мощность биофабрики планируется увеличить «где-то до уровня 50% от потребности российского рынка». Инвестиции в первый этап проекта Бачин оценивает примерно в 3, 5 млрд руб.


Об избытке молочных заводов в России

В России, по словам Бачина, избыток перерабатывающих мощностей молокозаводов и сыродельных заводов. «Более того, если вы посмотрите статистику, редко какой завод загружен больше чем на 50–60%. Некоторые загружены на 70–80%, но молочного или сыродельного завода, загруженного на 90%, в России почти нет», — говорит Бачин. «Если мы освоим зарубежные рынки и расширим возможности продавать туда молочную продукцию — сыры, сухое молоко, сыворотки, тогда появится необходимость увеличить перерабатывающие мощности. Но пока мы не умеем», — добавляет собеседник РБК.

Избыток перерабатывающих мощностей в молочной отрасли, по мнению Бачина, сказывается на привлекательности активов уходящих из России компаний. Как сообщал РБК, в конце октября о намерении отказаться от контроля над большей частью своего российского бизнеса объявила французская Danone (речь идет о подразделении, которое занимается производством свежих молочных и растительных продуктов) — кому и как будет передан контроль, пока неизвестно.

«С учетом того что перерабатывающих мощностей у нас сейчас больше, чем внутренний рынок может потребить, основная ценность любой компании — российской или зарубежной — это не количество заводов и производственных линий, а сильные бренды и каналы сбыта. Если кто-то уходит и забирает с собой бренды, осколки его производственных линий никому не интересны. Потому что ты получишь завод, который будет загружен на 20%, и он не сгенерирует тебе ничего, кроме убытков. Те, кто уходят, должны сделать заявление, что они оставляют в реальности», — считает Бачин.

О фальсификации сыра

Самый часто подделываемый в России сыр — «Российский», который пользуется наибольшим спросом, рассказывает Бачин. «В ГОСТе четко указано, как должен быть произведен «Российский» сыр, но заводы-производители в основном этим рекомендациям не следуют. Они делают насыпной прессованный сыр, который выглядит как «Российский», но он сделан на других заквасках. Качество этого сыра получается совершенно другое, а потом говорят, почему он не такой вкусный, как импортный? Да потому что технология его производства не соблюдена», — отмечает предприниматель. Торговым сетям, по его словам, также выгодно положить на полку фальсифицированный сыр из-за более низкой цены.

«АгриВолга» также выпускает «Российский» сыр, но не пошла по пути его правовой защиты, поскольку это общепринятое название. «Но мы защитили «Угличский» сыр — в соответствии с нашим законодательством его можно производить только в определенных районах Ярославской области, это молоко с конкретных полей. Пока у нас нет новой биофабрики, мы работаем на угличских коллекциях и используем производственные закваски. В массовом сегменте мы конкурируем за счет вкуса и качества этого сыра», — говорит Бачин.

О господдержке и «раскулачивании» банков

Российский АПК оказался более устойчив к санкционному давлению, чем другие отрасли, потому что импортозамещение в сельском хозяйстве начало развиваться даже не с 2014 года, а гораздо раньше, уверяет основатель «АгриВолги». «Это связано с тем, что с 2000-х годов в России появилась программа долгосрочных кредитов и субсидирование процентной ставки по кредитам на строительство новых проектов в АПК», — рассказывает он.

Для развития любой отрасли самое главное — стоимость капитала: если раньше стоимость капитала на рынке была 11–12%, то с учетом льготных программ в сельском хозяйстве и перерабатывающей промышленности можно было получить капитал стоимостью 2–3%, максимум 4%. «Благодаря тому что в сельском хозяйстве на протяжении долгого времени регулировалась стоимость капитала, по сути, была создана вся отрасль. Если же стоимость капитала 12% и больше, то экономика становится чисто торговой и банковской. Вообще, я считаю, что если экономика падает, а прибыль в банковском секторе растет, то такие банки надо раскулачивать. Это значит, банки живут за счет экономики и где-то что-то высасывают», — говорит Бачин.

«Сейчас мы видим обсуждения, надо ли отойти от этой поддержки в сельском хозяйстве, потому что у Минфина не хватает денег, — продолжает основатель «АгриВолги». — Я считаю, что от этого ни в коем случае нельзя отходить, просто нужно заняться тонкой настройкой. Например, перерабатывающих мощностей молокозаводов и сыродельных заводов в России достаточно, поэтому строить новые сейчас незачем. Но цена сырого молока в России больше, чем в Европе, поэтому надо идти по цепочке и субсидировать это направление. Или субсидировать те направления, где мы зависим от импорта, например фабрики по производству ферментов. Нельзя вводить среднюю норму по больнице — субсидируем всех или никого».

О снижении потребления молочных продуктов

Одновременно с ростом производства сырого молока с точки зрения потребителя в 2022 году произошло небольшое изменение платежеспособного спроса и потребления молочных продуктов, рассказывает Бачин. По его словам, это приводит к тому, что потребители переключаются на продукцию среднего ценового сегмента, а продукцию более дорогих и более качественных брендов, которые конкурентоспособны импортным аналогам, покупают меньше. Например, потребление органической продукции за 2022 год упало примерно на 5% как в денежном выражении, так и в натуральных объемах.

Основная причина снижения потребления — падение общего платежеспособного спроса и уменьшение бюджета домохозяйств. «Наш потребитель — это в том числе молодежь и молодые семьи — те, кто стремится к здоровому образу жизни. Далеко не все из них сверхбогатые. И получается, когда бюджет семьи уменьшается, они все уже не будут пить органическое молоко, только для ребенка его купят», — говорит собеседник РБК.

О разнице между биойогуртом в России и Европе

С 1 января 2020 года в России заработал закон «Об органической продукции», согласно которому производители могут размещать на своих продуктах надписи «органический», а также их сокращения, только если у них есть специальный сертификат, подтверждающий, что при производстве соблюдались национальные и международные стандарты для органической продукции. Но, несмотря на это, на рынке по-прежнему существует большая путаница между наименованиями «органический», «фермерский», «натуральный», экологический, указывает Бачин. «Сейчас законодательством защищено только слово «органический», при этом обыкновенное молоко или мясо, которые ни по каким параметрам не будут более экологически чистыми по сравнению с обычными продуктами, пытаются продать с маркетинговыми коннотациями. Например, те семьи, у которых сократился бюджет, начинают переключаться с органических продуктов на «био» и «эко», хотя эти приставки не несут никакого смысла, кроме маркетинга», — говорит основатель «АгриВолги».

В конце декабря Российский союз промышленников и предпринимателей, как сообщал РБК, попросил аграрный комитет Госдумы вывести молочные продукты из-под действия законопроекта, которым предлагается приравнять продукты с маркировками «эко» и «био» к органическим и обязать их производителей подтверждать, что продукты произведены в соответствии с законом «Об органической продукции». Бизнес опасался, что из-за этого с полок могут исчезнуть биойогурт, биокефир и другие молочные продукты, которые обогащены пребиотиками.

Основатель «АгриВолги» с этим не согласен. «Давайте будем честными: когда биойогурт производят в Европе, он соответствует органическому законодательству, потому что там совершенно четкий закон, в котором сказано, что «био», «эко» и «органика» — это синонимы, и они регулируются одним законодательством. А у нас такого нет, и это обман потребителя. Потому что, когда россиянин поехал в европейскую страну, попробовал там какой-то суперйогурт, вернулся и увидел его здесь — это не тот биойогурт. Конечно, крупному производителю неинтересно увеличивать себестоимость своей продукции, и он будет лоббировать, чтобы этого не случилось. Но в данной ситуации надо быть честными перед собой: мы за потребителей или за прибыль производителя?» — говорит Бачин.

О предвзятом отношении к российским продуктам

России нужно добиваться договора о взаимном признании сертификатов на органическую продукцию со странами Европы и Северной Америки — вопрос обсуждался, но в 2022 году его заморозили на фоне геополитической ситуации, и теперь неизвестно, будет ли он вообще подниматься, говорит Бачин.

«Но, наверное, сейчас не та политическая ситуация, когда это возможно решить. Сейчас общее отношение к российским товарам предвзятое», — отмечает Бачин. Основные направления экспорта органической продукции из России, по его словам, — страны Персидского залива, а также Китай и Индия. «Не надо думать, что, к примеру, Ближний Восток — это какой-то маленький или ущербный рынок, в некотором смысле он, может быть, даже интереснее Европы.

О новом бизнесе по управлению отелями

Сергей Бачин известен также своими туристическими проектами. Среди его инвестиций — туристический комплекс в Завидово и комплекс «Ярославское взморье». В 2023 году Бачин планирует создать отдельный бизнес по управлению гостиницами под собственными брендами. Необходимость в этом возникла на фоне санкций: сейчас на курорте Завидово строится несколько гостиниц, которые изначально планировали открыть под международными брендами группы Accor (развивает в том числе бренды Mövenpick, Novotel, Mercure, Ibis) и Rezidor Hotel Group (отели Radisson Blu, Radisson, Park Plaza, Park Inn by Radisson). Но после начала специальной военной операции на Украине компании приняли решение, что не будут открывать в России новые отели. «А у нас в Завидово строится четыре гостиницы — как их называть? Завидово-1, Завидово-2, Завидово-3?», — сетует Бачин.

«Поэтому мы приняли решение создать отдельную компанию — «Васта Отель Менеджмент», которая будет развивать гостиницы под собственными брендами и предлагать свои услуги по управлению отелями другим игрокам», — говорит Бачин. Новая компания будет предлагать бренды гостиниц от трех до пяти звезд, всего будет четыре бренда: «Эбеко», «Рябина», «Эрбелья» и «Васта». В Завидово появятся гостиницы под брендом «Рябина» и «Эрбелья». Строительство пятизвездочных отелей «Васта» пока не планируется, но бренд «заготовлен на случай, если западные отельеры уйдут и пятизвездочные отели окажутся бесхозными». «Мы будем предлагать свои услуги тем, кому нужны управленцы», — добавляет Бачин.Источник Статья добавлена superbiznes
03.02.2023 14:09
    • Главная » 
    • Статьи » 
    • Сергей Бачин — РБК: «Если введут санкции на закваски, сметаны не будет»

    Информация

    Вы не можете комментировать. Для этого нужно зарегистрироваться или войти

    Прямой эфир



    FoodMarkets.ru © 2008−2022 Пользовательское соглашение