• Главная » 
  • Статьи » 
  • Казус Ванеева: как основатель «Евродона» потерял бизнес
#1
Долг «Евродона» — более 28 млрд руб, в августе компания допустила просрочку по кредиту ВЭБу, и в октябре основной кредитор и владелец компании отстранил Вадима Ванеева от управления и начал поиск покупателя для своих 74%

«Кто виноват? Виноват сам человек всегда. Значит, не надо было мне заниматься индейкой. Надо было дома сидеть, чай пить, а не бизнес строить», — мрачно иронизирует Вадим Ванеев. Предприниматель выглядит уставшим: для компании «Евродон» последние два года были особенно тяжелыми. Три вспышки птичьего гриппа, гибель 3, 5 млн индеек, продажа мяса по цене ниже себестоимости фактически разорили его бизнес.

26 октября 2018 года СМИ облетела новость о том, что в птичниках ростовского агрохолдинга «Евродон» из-за отключения электричества погибли все индейки. «Тот, кто опустил рубильник, знал, к чему это приведет. Это живое существо, ему нужно тепло. Сейчас в «Евродоне» птицы нет, она вся погибла», — эмоционально описывала ситуацию руководитель службы коммуникаций «Евродона» Ольга Грекова в телефонном интервью одному из ростовских СМИ (запись разговора есть в распоряжении журнала РБК).

«ТНС энерго Ростов-на-Дону» действительно отключил электричество в «Евродоне» 24 октября — задолженность холдинга перед энергетиками превышала 50 млн руб, — но только на пустых площадках, где птицы не было. «Информация о гибели всей птицы на предприятии «Евродон» не соответствует действительности. Объекты родительского стада и инкубаторы не были отключены от энергоснабжения», — заявил РБК начальник службы информации и общественных связей энергокомпании Никита Ананичев. Уже на следующий день ТНС договорилась с ВЭБом о погашении задолженности «Евродона», а 2 ноября на производстве снова включили свет.

Новость о единовременной гибели всего поголовья оказалась фейком — 29 октября на сайте «Евродона» появилось официальное опровержение. Ванеев говорит, что не знает, кто и зачем его запустил: «В компании 6 тыс. человек, я в командировках. Столько дезинформации про меня: говорили, что у меня поместье в Лондоне, что я езжу на Aston Martin, а я, веришь, Aston Martin от Ferrari не отличу».

«Евродон» действительно потерял 3, 5 млн голов индейки, но не за одну ночь, а за пять последних месяцев, в течение которых холдинг фактически остановил свою работу. Сейчас живо только родительское стадо — около 72 тыс. голов — и еще 377 тыс. яиц в инкубаторах и надежда на то, что новой управленческой команде удастся вытащить компанию из кризиса.

Модная индейка

История «Евродона» началась в 2003 году, когда Вадим Ванеев, владелец супермаркета и бизнеса по торговле алкоголем «Мишель-алко» в Ростовской области, решил разводить индейку. Продукт для россиян был непривычным, но Ванееву казался перспективным: в промышленных масштабах мясо индейки в России тогда производили только две фабрики, при этом оно было диетичнее и «моднее» курятины и свинины.

Но банки отказывали Ванееву в кредитах, а своих денег на запуск масштабного производства у него не было. Тогда предприниматель решил использовать «силу крови»: пробился на прием к знаменитому земляку, тоже уроженцу Северной Осетии, Валерию Гергиеву. Худрук Мариинки, который в 2009 году стал владельцем 15% «Евродона», выслушал бизнес-план и согласился познакомить Ванеева с председателем правления банка ВТБ Андреем Костиным. Общение с Костиным оказалось коротким, почти сразу помогать Ванееву стал зампред правления ВТБ Владимир Дмитриев, который на протяжении следующих 11 лет был своего рода ангелом-хранителем для индюшиного бизнеса.

В 2005 году по ходатайству Дмитриева ООО «Евродон» получило в кредит €20 млн в обмен на 40% в компании (остальные 60% остались у основателя). Ванеев арендовал землю в Ростовской области и запустил строительство сразу 11 объектов птицекомплекса. На середине пути выяснилось, что рост цен на цемент увеличил стоимость проекта на треть и выделенных €20 млн уже не хватает. По словам Ванеева, ВТБ предложил ему заложить 90% компании и получить новый транш, но предприниматель отказался.

К решению проблемы снова подключился Дмитриев, который к тому моменту уже возглавил государственный Внешэкономбанк. ВЭБ выкупил кредит Ванеева у ВТБ и продолжил финансировать проект. Помощь Дмитриева в этом деле Ванеев подтверждал в интервью РБК в 2016 году. «Нами изначально в ВТБ занимался Дмитриев, но на тот момент он уже перешел в ВЭБ. Мы дружили, приехали к нему . ВЭБ выкупил у ВТБ наш долг, пообещал и выкупил. И все, мы перешли в ВЭБ».

В 2007-м строительство было завершено, «Евродон» начал оптовые поставки мяса индейки под брендом «Индолина» в Ростов, Москву и другие регионы. На предприятие приехал Виктор Зубков, тогда первый зампред правительства России, а вслед за ним — Владимир Путин, в 2010 году занимавший пост премьер-министра. Политиков впечатлили масштабы предприятия Ванеева и его подход к делу — к тому моменту предприниматель разбирался в индейке не хуже потомственного агрария.

Эти два визита обеспечили Ванееву новую кредитную линию от ВЭБа на сумму более 17, 9 млрд руб. Владимир Путин лично согласовал этот кредит в 2012 году как глава наблюдательного совета ВЭБа. По словам Ванеева, 12 млрд руб. пошли на расширение проекта: строительство инкубатора на 22 млн яиц, мясоперерабатывающего завода, птичников и инфраструктуры. Еще 7 млрд руб. предприниматель получил от Россельхозбанка на запуск нового бизнеса: в 2013 году в районе Миллерово Ростовской области начала работать компания «Донстар» (на 99% принадлежит Ванееву), которая производит мясо утки под брендом «Утолина».

Догнать и перегнать

Идеей-фикс Ванеева стало непрерывное наращивание объемов. На момент запуска «Евродона» мясо индейки в России производили тульский «Краснобор» и Егорьевская птицефабрика в Подмосковье. Ванеев сразу поставил задачу догнать и перегнать конкурентов и уже в 2007 году производил больше всех индюшиного мяса — 9, 1 тыс. т. В 2014-м, несмотря на кризис, нарастил производство до 32 тыс. т в год, в 2016-м — до 59, 9 тыс. т мяса индейки.

По мнению участников рынка, именно это стало первой и главной причиной экономических проблем бизнеса Ванеева. «Евродон» — это удивительная компания, я поражаюсь, как она продержалась на рынке столько лет, — говорит основатель холдинга «Краснобор» Аркадий Левин. — Владелец выбрал максимально интенсивный путь развития, что привело к затовариванию складов, невозможности продать произведенный объем продукции, лавинообразному снижению цены и, соответственно, обрушению рынка».

Неконтролируемое наращивание объемов производства в тяжелых для компании финансовых условиях было очевидной управленческой ошибкой, считает источник, знакомый с ситуацией в «Евродоне»: «Ванеев очень гордится своими объемами, постоянно этим бравирует, но мяса было столько, что его просто не успевали продавать. В итоге в период с 2016 по 2018 год «Евродон» продавал индейку на 30–40% ниже себестоимости. Естественно, это стало одной из причин финансового краха и последующего кредитного дефолта». Ванеев признает, что в трудные для компании 2017–2018 годы продавал продукцию ниже себестоимости, по его словам, на 10–15%, но винит в этом не просчеты, а форс-мажор — три волны птичьего гриппа, которые накрыли «Евродон» одна за другой. «Вот ты можешь знать, заболеешь гриппом этой зимой или нет? Не можешь. Прививки тоже никакие не помогут — ты защищаешь стадо от одного штамма, а их десятки, — рассуждает Ванеев в разговоре с корреспондентом РБК. — Эпидемия всю страну накрыла, а в вину птичий грипп ставят только Ванееву».

Были разные версии, как вирус попал на производство: сам Ванеев настаивал на диверсии, не обвиняя никого конкретно. По официальному заключению Россельхознадзора, геном вируса был обнаружен в пробах материала индеек, которые содержались на двух площадках в Ростовской области. «Официальное заключение было — да, птичий грипп. А потом нам на ухо говорили: мы не знаем, что происходит, вирус есть, а птица не дохнет. Так не бывает при гриппе», — делится Ванеев.

«Начались теории заговоров: якобы какая-то больная индюшка пешком зашла в вентиляцию и там сдохла… Потом Ванеев говорил, что кто-то из конкурентов эту птицу подослал. Ну детский сад же. Нужно вести себя по-взрослому и признавать управленческие ошибки», — говорит один из собеседников журнала РБК, знакомый с ситуацией. Так или иначе, в конце 2016-го и начале 2017-го «Евродону» пришлось забить около миллиона голов зараженной индейки — 40% поголовья. На семь месяцев был введен карантин, продажи встали. В ноябре 2017 года отгрузки из «Евродона» наконец разрешили: тогда и начали продавать мясо со складов ниже себестоимости, чтобы генерировать хоть какую-то выручку, объясняет Ванеев.

К концу 2017 года «Евродону» удалось возродить 3, 5 млн голов индейки в коммерческом стаде, а к маю следующего вывести компанию в операционный плюс. Но летом 2018-го история повторилась: несколько регионов России снова накрыл птичий грипп, «Евродон» тоже попал в список инфицированных предприятий. По данным Всемирной организации здоровья животных, в январе 2018 года восемь стран были поражены вспышками птичьего гриппа, тогда погибло около 120 млн голов птицы по всему миру.

В «Евродоне» пришлось забить еще около 200 тыс. голов, что вместе с остановкой продаж принесло компании более 2, 2 млрд руб. убытков. Именно с этого момента, по мнению Ванеева, начал нарастать снежный ком проблем, в итоге поглотивший «Евродон».

«Альфа» пришла и ушла

На фоне бед с эпидемиями происходили изменения в структуре владения «Евродоном». Еще в 2007 году 40%, изначально принадлежавшие Ванееву, в качестве обеспечения кредита в ВЭБе перешли к члену совета директоров «Газпрома» Фариту Газизуллину, владевшему пакетом через офшорную компанию Brimstone Investments Limited.

С этим пакетом сложная история: как утверждал в одном из интервью Ванеев, переговоры со стороны ВЭБа вел глава управления природных ресурсов и строительства госбанка Ильгиз Валитов, позже осужденный за мошенничество. Он потребовал в качестве обеспечительной меры по кредиту передать 40% акций «Евродона» зарегистрированной в Белизе Brimstone Investments Ltd. Ванеев говорит, что считал офшор структурой ВЭБа и после возвращения кредита надеялся выкупить свою долю обратно. Отвечая в 2016 году на вопрос журналиста РБК, специально ли Валитов составил документы таким образом, чтобы собственником 40% оказался не банк, а Газизуллин, Ванеев ответил: «Не знаю, был ли Газизуллин сразу. Про Газизуллина я узнал только в 2012 году. До этого даже не задумывались: «Бримстоун» и «Бримстоун», мы же считали, что это структура банка».

В начале февраля 2016-го Ванееву стало известно, что эти 40% долей Газизуллин продал A1, инвестиционному подразделению «Альфа-Групп». Став совладельцем компании, А1 подала два иска к ООО «Евродон» и один — к Ванееву с требованием признать поручительства «Евродона» по кредитам ВЭБа и Россельхозбанка на 24 млрд руб. недействительными, так как они якобы были выданы с нарушениями. Кроме того, А1 пыталась добиться исключения Ванеева из числа совладельцев «Евродона».

Конфликт длился недолго: А1 не пробыла совладельцем компании и месяца и в начале марта 2016 года продала свои 40% структурам ВЭБа (40% долей перешли к «ВЭБ Капиталу», 45% остались у Ванеева, еще 15% — у Валерия Гергиева). «Все думали, что меня тогда Гергиев спас, но это не так. Главный мой спаситель от «Альфы» — Руденя Игорь Михайлович, нынешний губернатор Тверской области», — рассказывает Ванеев. Как именно помог Руденя, он говорить не хочет: «Это уже никому не интересно». В многочисленных интервью Ванеев называл ситуацию с А1 рейдерской и говорил, что бизнес у него тогда не отобрали только чудом.

Сама А1 комментировала ситуацию сухо: «Мы рассматривали «Евродон» как проект с долгосрочной перспективой, но, являясь инвестиционной компанией, при получении выгодных предложений в рамках того или иного проекта можем позволить себе выйти из состава акционеров в любой точке инвестиционного раунда».

Финансовое положение холдинга после всего пережитого оставляло желать лучшего: по данным СПАРК, убыток ООО «Евродон» за 2016 год превысил 2 млрд руб. В условиях приостановленных из-за гриппового карантина производства и продаж «Евродон» перестал платить поставщикам, которые начали массово подавать требования в суд (сейчас долговая нагрузка «Евродона» перед поставщиками достигла 1, 2 млрд руб.). Чтобы справиться с ситуацией, Ванеев обратился за помощью к главному кредитору — группе ВЭБ.

Кредит недоверия

В июле 2017 года банк и Ванеев договорились о реструктуризации долга компании. ВЭБ предоставил «Евродону» новый стабилизационный кредит на 2, 6 млрд руб, на весь 2017 год освободил группу компаний от погашения основных обязательств перед ВЭБом, а 2018 и 2019 годы были определены как переходный период с частичным гашением долга, рассказал РБК представитель ВЭБа. Взамен за такие лояльные условия «с целью усиления кредитного обеспечения» «ВЭБ Капитал» выкупил по номинальной стоимости еще 34% плюс к уже имеющимся 40% долей. При этом операционный контроль и пост гендиректора должен был остаться за Ванеевым, а при определенных условиях погашения задолженности перед ВЭБом он получал право выкупить доли «ВЭБ Капитала» по номинальной стоимости.

С июля 2017 года группа ВЭБ консолидировала 74% ООО «Евродон» (у Ванеева осталось 11%, у Гергиева — 15%) и 74% «Евродон-Юг» (там Ванеев сохранил 26%). Решение основателя отдать контрольный пакет акций кредитору было сложным, но неизбежным: без стабилизационного кредита восстановить поголовье и объем продаж было невозможно.

«Понятно, что тех объемов, которые мы планировали в этом году, не будет. Но у «Евродона» уже есть такие современные производственные мощности, какие хотят построить другие производители, — комментировал ситуацию Ванеев в интервью «РБК Ростов-на-Дону». — Я знаю, пошли разные слухи, что я тут все продал и куда-то уезжаю. Но нет, я никуда не уйду из Ростовской области. Я люблю Дон. Чтобы увидеть все наши площадки с одной только индейкой, нужно проехать 200 км. Куда я это дену?»

После сделки в «Евродоне» начала работать группа мониторинговой комиссии «ВЭБ Капитала», которая участвовала в согласовании платежей, тендеров и отгрузок компании. По данным группы, к декабрю 2017 года 2, 6 млрд последнего кредита были выбраны, но точки безубыточности бизнес так и не достиг. Ванеев утверждает, что такой договоренности не существовало: в плюс компания должна была выйти в 2018 году, что она и сделала к маю. Так или иначе, отданные ВЭБу 34% долей по номинальной стоимости основатель не выкупил.

Закон Мерфи

Выход в операционный плюс не спас «Евродон» от кредитного дефолта — в августе 2018 года компания впервые просрочила платеж ВЭБу в размере 240 млн руб. Это послужило поводом к тому, чтобы поднять вопрос о смещении Ванеева с поста гендиректора холдинга и отстранении его от операционного управления. «Закон Мерфи: все, что может пойти не так, пошло не так. Не дай бог никому», — резюмирует Альберт Давлеев, президент консалтинговой компании Agrifood Strategies.

Ванеев признается, что для него это стало тяжелым психологическим испытанием. «Мне что основное в вину вменили: какие-то управленческие ошибки. Неправильное стратегическое решение твое, что ты сделал много мяса. Я сделал много мяса? Так я первый лидер. А теперь первого лидера убрали, и те, кто за мной, в шоколаде», — говорит Ванеев. Он уверен: если бы не смена руководства ВЭБа — в мае 2018-го главой банка вместо Сергея Горькова был назначен Игорь Шувалов, — просрочки по кредиту не случилось бы. В свой первый визит на «Евродон» в феврале 2018 года Горьков обстоятельно поговорил с Ванеевым и пообещал отсрочить августовский платеж до 2019 года. Но оформить эти договоренности не успели, а новая команда под руководством Шувалова в положение не вошла, говорит Ванеев.

В том, что после вспышек гриппа продажи не удалось поставить на прежние рельсы, Ванеев винит ВЭБ: по его словам, банк отказался выделить часть одобренных в рамках кредитной линии средств — из 17, 9 млрд руб. до «Евродона» не дошли 5, 2 млрд руб. Важна именно эта сумма, настаивает предприниматель: она предназначалась для строительства финальной и самой прибыльной части всего индюшиного проекта — мясоперерабатывающего комбината и комбикормового завода. «Мы не попросили: дайте нам еще миллиардов, как обычно в России бывает, а построили на то, что было, но все равно получился недострой», — говорит Ванеев.

«В «Евродоне» постоянно говорят о 5 млрд руб, которые недовыделил ему ВЭБ и которые якобы сыграли роковую роль. Он на эти 5 млрд собирался строить новые объекты. Но какое отношение это имеет к его уже функционирующему бизнесу? Он же уже минусовал, — говорит источник, знакомый с ситуацией на «Евродоне». — Основной бизнес компании напоминал финансовую пирамиду, когда одним кредитом перекрывали другой».

История «Евродона» типична для российского рынка, считает глава подкомитета Торгово-промышленной палаты Иван Рыков: «Предприятия аграрного сектора тонут в долгах. Представители госструктур произносят пафосные речи о необходимости спасти отечественного производителя, но господдержка нередко оборачивается медвежьей услугой. Это и случилось с «Евродоном».

Дефолт и отстранение


В ВЭБе на претензии Ванеева о 5, 2 млрд руб. отвечают, что при текущем финансовом положении должника не сочли возможным выделить последний транш из предодобренной кредитной линии из-за нарушений соглашения по выделению средств. К тому же есть перечень объектов, на строительство которых «Евродон» получил кредитные средства, а результатов не предоставил. «В августе 2015 года на строительство административного здания и мясоперерабатывающего комплекса были выделены 43 млн и 360 млн руб. соответственно, но на месте строительства —чистое поле. Возведение многих других объектов либо не начиналось, либо не завершилось, а авансы возвращены не были», — приводит пример в разговоре с РБК член мониторинговой комиссии ВЭБа.

На эти претензии в «Евродоне» отвечают, что компания исключила эти объекты из проекта в связи со «сложной финансовой ситуацией, вызванной форс-мажорными обстоятельствами, и нестабильностью валютных рынков», из-за чего объекты подорожали.

Рынок птицы в цифрах:

5 млн т в убойном весе — ожидаемый объем производства мяса птицы в России по итогам 2018 года

253 тыс. т, или 5% от общего объема рынка составит производство мяса индейки за тот же период

14% рынка мяса птицы занимает индейка в странах Европы

1, 7 кг в год — потребление мяса индейки на душу населения в России

В 3-4 раза больше занимает срок откорма индейки, чем бройлера

В 1, 5 раза больше корма в расчете на 1 кг мяса нужно, чтобы вырастить индейку в сравнении с бройлером

Источник: данные консалтинговой компании Agrifood Strategies


В ВЭБе также считают, что гибель птицы является управленческой ошибкой Ванеева, а не только последствием эпидемии. Исследование, проведенное мониторинговой комиссией ВЭБа, заключило: из-за дефицита средств с марта 2018 года индейку в «Евродоне» кормили не соответствующим стандартам кормом в недостаточных объемах, из-за чего оставшееся поголовье умерло от голода. По данным группы, всего с 12 сентября по 31 октября 2018 года коммерческое поголовье индейки сократилось с 2, 1 млн до нуля, родительское стадо — со 105 тыс. до 72 тыс. голов. Ванеев со вздохом признает — держались, как могли: «Спасибо, что мы в таких условиях вообще птицу чем-то кормили… »

С первой просрочки по кредиту в августе до конца октября Ванеев оставался на посту гендиректора. «Мне сказали: у тебя дырка в кармане, кредит не платишь, а разобраться в причинах не захотели. Я могу на любое предприятие зайти и сказать, что им неправильно управляют, — горячится бизнесмен. — Я, конечно, до определенного момента сопротивлялся, подключал людей. Огромное спасибо Зубкову Виктору Алексеевичу и Рудене Игорю Михайловичу, вот эти двое бились за меня до конца».

Но 31 октября на общем совете директоров «Евродона» было объявлено, что Ванеев смещается с должности гендиректора и теряет право управлять бизнесом. По свидетельствам сторон, решение на совете не обсуждалось: ВЭБ как основной владелец имеет право смещать и назначать управленцев по своему усмотрению.

Позиция третьего совладельца индюшиного бизнеса, Валерия Гергиева, до сих пор неясна: на запрос РБК представитель худрука Мариинки ответила, что тот находится на гастролях и не готов комментировать ситуацию. По словам Ванеева, в совете директоров «Евродона» есть представитель Гергиева, на голосованиях он придерживается нейтралитета. «Делаю вывод, что Гергиев на стороне банка», — мрачно заключает Ванеев.

«Бриллиантовое мясо»

На место гендиректора ООО «Евродон» и ООО «Евродон-Юг» ВЭБ назначил юрлицо — компанию «РК-Проект». По данным СПАРК, на 99% она принадлежит институту развития в жилищной сфере «Дом.РФ». Ранее «РК-Проект» вместе с родственными компаниями занимался активами разорившегося застройщика СУ-155, который также кредитовался в ВЭБе. На запрос журнала РБК об интервью в «РК-Проект» не ответили.

В ближайших планах ВЭБа — полный аудит финансового состояния «Евродона»: для этого банк планирует привлечь консультанта из «большой четверки». Затем ВЭБ намерен разработать стратегию управления проблемным активом и параллельно искать покупателя для 74% в бизнесе. «Задача банка развития — не управлять предприятиями, а кредитовать проекты», — комментируют в ВЭБе. Покупателем может стать любой участник рынка, готовый вложиться в «Евродон» — как производитель птицы, так и другие компании, которые хотят диверсифицировать бизнес, добавляет представитель ВЭБа.

Сейчас продажи индейки на «Евродоне» приостановлены — в птичниках осталось только родительское стадо, которое можно использовать для восстановления коммерческих объемов индейки, но не для забоя. Фактический уход «Евродона» с рынка не приведет к значительному росту цены конечного продукта на полках, считает Аркадий Левин из «Краснобора». «Уже после первой вспышки птичьего гриппа сети с большой опаской стали относиться к продукции «Евродона», постепенно замещая ее другой», — говорит он.

Ванеев на вопросы о политике новой команды отвечает: «Они управляют, все вопросы теперь к ним». Круг его новых обязанностей — теперь Ванеев занимает должность заместителя директора по развитию холдинга — пока не определен. «Они решают организационные моменты, но мы договорились, что я им помогаю. Представьте, 200 км по полям по Ростовской области ездить, изучать, — говорит Ванеев. — Конечно, там и без меня бы разобрались, но только через полгода, а к тому времени вообще уже ничего не будет». Но уже с первым операционным решением новой команды Ванеев не согласен: считает бессмысленным эксперимент по возрождению коммерческого стада в малых объемах на одной площадке: «Вот есть родительское стадо, ты его осеменяешь, и надо сразу пересаживать на площадку — забивать все площадки птицей. Потому что нужен постоянный круговорот, нужно каждый день забивать птицу и отгружать мясо сетям, чтобы был бизнес. А одна площадка — это что, кому она нужна? Это будет бриллиантовое мясо».

Раскачать утку

Несмотря на все беды, Ванеев не унывает: основные силы он переключил на свой второй по величине бизнес — производство и продажу мяса утки (компании «Донстар» и ТД «Утолина»). По данным пресс-службы «Евродона», агрокомплекс с начала 2018 года произвел 22 тыс. т утятины и до конца года выпустит еще 2, 2 тыс. т. По словам Ванеева, компания пока работает в ноль, но в ближайшие месяцы он надеется вывести ее в плюс.

«Утка — еще более нишевый рынок, чем индейка, но, попомни мои слова, мы сейчас утку раскачаем, как когда-то раскачали индейку», — обещает предприниматель. «Безусловно, спрос на утку есть: российскому потребителю уже поднадоели бройлер и свинина, а говядина стала очень дорогой. Этим же объясняется стремительный рост популярности индейки и баранины», — комментирует Давлеев из Agrifood Strategies. По его словам, «Донстар» является сегодня единственным промышленным производителем утятины в России с годовым объемом производства в 20 тыс. т, в то время как потенциал рынка оценивается в 40–60 тыс. т в год.

Над утиным проектом вместе с Ванеевым работают два его старших сына (всего у него трое сыновей) — Алан Ванеев руководит службой продаж в ТД «Утолина», Арсен Ванеев работает в коммерческой службе «Донстара». «Есть, кому все это оставить», — говорит предприниматель. Кроме того, в группу компаний Ванеева входят строительный бизнес «Металл-Дон» и сеть из 18 розничных магазинов «Мясной градус», которые работают в Ростовской области с 2012 года и сейчас, по словам основателя, приносят ему прибыль.

Уезжать из страны и повторять кейс за границей Ванеев не собирается. «Позавчера был звонок: через знакомых узнал обо мне предприниматель в Америке, крутой мужик, органикой занимается. Говорит, пусть Ванеев приезжает, я ему тут помогу все заново построить. Но кому я там нужен? Я нужен здесь», — улыбается предприниматель. Крах индюшиной империи не отнял у Ванеева веру в свои силы: «У меня команда ребят надежных, мы с ними хоть завтра в чистое поле выйдем и построим космический корабль. У человека можно все отнять: бизнес, деньги, свободу. Но никто не отнимет у меня мои мозги и мою мечту… »Источник Статья добавлена superbiznes
04.12.2018 17:33
    • Главная » 
    • Статьи » 
    • Казус Ванеева: как основатель «Евродона» потерял бизнес

    Информация

    Вы не можете комментировать. Для этого нужно зарегистрироваться или войти

    Прямой эфир



    FoodMarkets.ru © 2008−2018 Пользовательское соглашение