• Главная » 
  • Статьи » 
  • Полоски мирового масштаба. Как штрихкоды изменили жизнь человечества
#1
В этом году исполняется 70 лет со дня изобретения штриховых кодов — сегодня уже трудно представить товар без черных и белых полосок на прямоугольной этикетке. Впрочем, область их применения намного шире торговли. К примеру, штрихкоды на основе ДНК стали эффективным оружием борьбы с контрафактом и позволяют выявить любую подделку: от дорогих гитар и скрипок до болтов, используемых в авиастроении.

Мир смешанной реальности

Символические отношения человека с информационными данными и искусственным интеллектом — неотъемлемая часть современной жизни. Нас окружает во многом новая и многим непривычная реальность, в которой физический и цифровой мир сливаются воедино — в мир «смешанной реальности».

Впрочем, с первой частью этого утверждения — о новизне смешанной реальности — можно поспорить.

Слияние виртуального и реального миров началось не вчера, а семь десятилетий назад.


И один из пионеров тут — маленький и скромный штрихкод, последовательность черных и белых полос, в которых закодирована информация об изделии.

Конечно, речь идет не только и даже, вернее, не столько о том, что штрихкод революционизировал торговлю. Главный смысл штрихкодов заключается в том, что они связали физические объекты, то есть реальный мир, с миром цифровых данных при помощи единого, легко воспроизводимого и универсального языка. Образно говоря, штрихкоды можно называть ДНК современной экономики.

Пятнадцать минут славы

Мир изменился в 8:01 утра 26 июня 1974 года в супермаркете торговой сети Marsh городка Трой, штат Огайо, когда специальный сканер считал цену с упаковки жевательной резинки Wrigley’s Juicy Fruit. Чек этой революционной покупки хранится в Музее американской истории Смитсоновского института.

Имя покупателя, ставшего первопроходцем в мире цифровой реальности, неизвестно. Кассиршу же зовут Шарон Бьюканен. Тогда ей был 31 год.

«Конечно, я слегка нервничала, — вспоминала Шарон 35 лет спустя в интервью New York Times.— В голове стучало: "А что, если не сработает?" В магазине толпились фотографы и телевизионщики. Фотоаппараты были у всех, даже у простых зевак. Все хотели запечатлеть этот исторический момент. Слава Богу, страхи оказались напрасными. На четверть часа я стала знаменитостью. Это были 15 минут моей славы…»

Мир изменился навсегда, когда на дисплее кассы высветилась цена покупки — 0, 67 доллара. Сканер легко считал цену жевательной резинки, закодированную в виде черточек на прямоугольнике. (Между тем визуально все могло быть иначе, потому что Норман Джозеф Вудленд двумя десятилетиями ранее запатентовал свое изобретение в форме круга.)

Через два года мир будет отмечать столетие со дня рождения человека, коренным образом изменившего нашу жизнь. Виновник торжества, Джозеф Вудленд, до этой знаменательной даты не дожил, можно сказать, совсем немного: он скончался в 2012 году в возрасте 91 года в своем доме в штате Нью-Джерси. Вудленд умер, успев увидеть, как его изобретение изменило жизнь человечества.

Знакомые Нормана Джозефа Вудленда всегда говорили, что он обязательно совершит какое-нибудь открытие. Все, кто его знал со школы, в один голос утверждали, что именно такие люди двигают прогресс. Джозеф окончил Дрекслерский университет в Филадельфии. И на первом же этапе своей трудовой деятельности участвовал в Манхэттенском проекте: Вудленд был одним из разработчиков атомной бомбы, но по причине секретности, окружавшей проект, большого количества участников и того обстоятельства, что молодой ученый был не на первых ролях, слава тогда обошла его стороной.

А нашла она Вудленда или, вернее, он нашел славу через три года после войны. К моменту изобретения штрихкодов на счету Джозефа уже было как минимум одно «житейское» изобретение: он усовершенствовал музыкальное сопровождение работы лифтов.

В 1948 году Джозеф размышлял над одной из самых больших проблем торговли — учетом и инвентаризацией товаров в магазинах и на складах. От Бернарда Силвера, с которым Вудленд учился в Дрекслере и который после войны поступил в аспирантуру Технологического института при Дрекслерском университете, он узнал о просьбе президента одной из филадельфийских продовольственных сетей: тот попросил разработать систему, которая автоматически считывала бы информацию о продукте при контроле на кассе.

Джозеф Вудленд жил тогда у родителей в Майами. Однажды жарким днем Джозеф сидел на берегу моря и задумчиво водил пальцами по горячему песку. И тут его осенило: необходимо закодировать информацию при помощи точек и тире, как в азбуке Морзе. Линии и просветы между ними, которыми Вудленд решил заменить точки и тире, должен считывать специальный прибор — сканер.

«То, что я вам расскажу, конечно, звучит как сказка, — объяснял он много лет спустя в интервью журналу Smithsonian.— Я погрузил пятерню в горячий песок и по неизвестной мне самому причине прочертил четыре линии. "У меня четыре линии, — сказал я себе.— Они могут быть толстыми и тонкими, и ими можно заменить точки и тире". Через несколько секунд я вытащил руку из песка, и мои пальцы сами собой сложились в круг…»

Идея наносить информацию на товары при помощи толстых и тонких линий была вполне практичной, но технологии в середине XX века делали ее слишком дорогой.

Революции мы обязаны появлением компьютеров и лазеров: технология штрихкодов начала стремительно удешевляться и приобретать все более практичные и полезные очертания.

Сразу заметим: хотя Норман Джозеф Вудленд и считается изобретателем штрихкодов, к идее кодирования информации при помощи черточек и сканирования приходили и другие изобретатели. Скажем, примерно тогда же, в 1950-х, инженер Дэвид Коллинз нанес жирные и тонкие линии на вагоны, чтобы их мог автоматически считывать специальный сканер, установленный у железнодорожного полотна.

Джозеф Вудленд запатентовал штрихкод в форме круга в октябре 1952 года. Позднее патент был продан за 15 тыс. долларов компании Philco, занимающейся складированием товаров и материалов. Срок действия патента истек в 1960-е. Это позволило компании IBM довести изобретение Вудленда до ума. В начале 1970-х инженер из IBM Джордж Лорер предложил использовать прямоугольник, на который можно было нанести больше информации. Благодаря Лореру нарисованные Вудлендом на песке загогулинки превратились из фантазии в реальность. И именно Джорджа Лорера по праву можно считать вторым «отцом» системы штрихкодов: он придумал, как использовать в этом деле компьютеры и лазеры. Получалось все очень быстро: устройство успевало обрабатывать информацию, пока покупатель выкладывал товары на кассе.

Силами штрихкода

Конечно, все выглядело гладко лишь на песке — в реальности пришлось преодолеть немало проблем.

В сентябре 1969 года, например, состоялась встреча представителей Американской ассоциации производителей продовольственных товаров (GMA) и Национальной ассоциации продуктовых сетей (NAFC).

Производители и ритейлеры собрались обсудить разногласия, возникшие при внедрении технологии штрихкодов. GMA настаивала на 11-цифровом коде, NAFC хотела более короткий, 7-цифровой. Доводы каждого из участников диалога были просты: 11-цифровая система позволяла закодировать больше информации, а при 7-цифровой было легче сканировать штрихкод. К тому же чем короче был штрихкод, тем дешевле было наносить его на изделия.

Та осенняя встреча закончилась безрезультатно: производителям и продавцам договориться не удалось.

Через несколько лет, после многочисленных встреч, счет которым потеряли даже их участники, стороны все же пришли к компромиссу. Так возник универсальный продуктовый код (UPC), сделавший возможным революционное событие, происшедшее 26 июня 1974 года в Трое.

Новая технология помогла магазинам значительно повысить эффективность работы, упростить трудоемкий учет товаров и снизить цены.

Но сначала пришлось преодолеть немало препятствий.

Продавцы и производители жаловались на большие расходы: первые сканеры, к примеру, стоили 17, 6 тыс. долларов в пересчете на современные цены. Для сравнения: сейчас они стоят 120 долларов.

Дорого обходилось нанесение штрихкодов на изделия, оставляли желать лучшего и технологии. Например, известной пивоваренной компании Miller Brewing Company в 1970-е этикетки печатали на машине, изготовленной в… 1908 году.

Споры возникали по любому поводу. Например, ритейлеры отказывались устанавливать сканеры до тех пор, пока производители не нанесут на всю продукцию штрихкоды. Производители, со своей стороны, тоже не торопились наносить штрихкоды и требовали от продавцов сначала установить в магазинах сканеры. Уже в первые месяцы стало очевидно: новая технология выгодна крупным супермаркетам, но не скромным семейным магазинам.

И все же потенциал штрихкодов оказался очень велик: они победили. Более того, штрихкоды так прочно вошли в нашу повседневную жизнь, что через несколько лет люди уже забыли, как обходились без них. Благодаря некоммерческой организации GS1 из Брюсселя к 2000 году штрихкодами пользовались уже в 90 странах. Сейчас на планете нет ни одного государства, каким бы маленьким оно ни было, в котором не используются штрихкоды. Количество ежедневно сканируемых штрихкодов в масштабах всей планеты превысило 10 млрд.

В Европе действует своя система штрихкодов, которая, естественно, полностью совместима с американской. Европейцы быстро поняли преимущества новой технологии и решили внедрить ее у себя, однако выяснилось, что весь диапазон кодов уже был занят американскими и канадскими компаниями. Европейцам пришлось разрабатывать собственную систему штрихкодов EAN-13, состоящую из 13 цифр, которая, с одной стороны, была независима от заокеанского UPC, а с другой — максимально с ней совместима.

Технология штрихкодов начала стремительно развиваться в 1970–1980-е прошлого века вместе с крупными торговыми сетями. Ускорение и автоматизация системы учета позволили решить множество проблем и, что самое главное, снизить цены на большой ассортимент изделий. Магазины стали расширять ассортимент товаров — штрихкоды значительно облегчали ведение более диверсифицированного бизнеса.

Считается, что штрихкоды помогли компании Wal-Mart стать главной торговой сетью планеты. В 1988 году она одной из первых установила новую технологию в своих продовольственных магазинах и не прогадала, хотя и потратила огромные деньги.

Код для денег

С рождения идеи штрихкодов прошло семь десятилетий. Конечно, технология не стояла на месте и все это время совершенствовалась. В результате пару десятилетий назад на смену обычному двузначному цифровому коду, состоящему из 0 и 1, пришла ДНК.

Если максимально упростить объяснение, то молекулярные штрихкоды состоят из комбинаций уникальных цепочек ДНК. Сочетания нуклеотидов аденина, тимина, цитозина и гуанина создают массу всевозможных комбинаций, делая любой предмет уникальным, как раньше, скажем, отпечатки пальцев выделяли человека.

ДНК намного длиннее привычных цифровых штрихкодов и поэтому могут содержать гигантский объем информации. Еще одна их отличительная черта заключается в том, что они хранятся вечно.

Нельзя сказать, что ДНК-штрихкоды уже начали вытеснять штрихкоды цифровые, но их популярность стремительно растет — равно как и сфера применения.

Биологи, например, используют такие штрихкоды для классификации и идентификации животных. При существующем развитии таксидермии в случае повреждения чучела или когда речь идет о молодом, физически еще не развитом животном определение отрядов и видов нередко вызывает серьезные затруднения даже у опытных биологов.

В 2003 году Пол Геберт из канадского Гуэлфского университета предложил ввести Международный штрихкод жизни (IBOL): проект предполагает составление генетического каталога всех животных на планете. ДНК-штрихкоды должны решить многочисленные проблемы биологии, потому что даже крошечного объема биологической ткани достаточно для точной идентификации ее владельца. Работа над каталогом идет полным ходом — сегодня в нем уже более 300 тыс. генетических образцов.

ДНК-штрихкоды позволяют идентифицировать не только изделия и животных, но и людей. В Великобритании такие штрихкоды, нанесенные на деньги, которые перевозит компания Loomis, за десять лет помогли раскрыть более 200 ограблений.

Холодным декабрьским утром 2008 года двое налетчиков в черной одежде и лыжных масках ждали фургон неподалеку от английского Блэкберна на автозаправке Shell. Фургон остановился, из него вышли два охранника. Один из них, 32-летний Имран Аслам, который возил деньги всего два месяца, вытащил из банкомата металлический ящик-сейф с 20 тыс. фунтов стерлингов. И тут прозвучали три выстрела. К счастью, в цель попала только одна пуля. Раненный в бедро охранник упал, а налетчики, схватив ящик с деньгами, побежали к спрятанному поблизости мотоциклу. Через пару часов в лесу они взломали сейф и забрали деньги.

Это было далеко не первое ограбление банкомата в районе Блэкберна. Несколькими месяцами ранее километрах в 50 от Престон-олд-роуд, в деревушке Торнтон, та же банда завладела 50 тыс. фунтов. Шайке долго везло, у полиции не было ни одной улики. Везение закончилось, когда на одной из автозаправок обратили внимание на автомобилиста, который расплатился банкнотами, испачканными краской.

Все сейфы Loomis на случай ограбления были оборудованы пузырьком с несмываемой краской. Когда сейф взламывали, краска распылялась и метила купюры. Заподозрив, что с ним расплатились ворованными деньгами, работник автозаправки обратился в полицию. Тампоны с краской с украденных банкнот отправили за океан, в криминалистическую лабораторию в Стоуни-Бруке.

От этого городка в штате Нью-Йорк рукой подать до роскошных особняков Золотого побережья Лонг-Айленда. Стоуни-Брук славится университетом, извилистыми улочками, яхт-клубом и еще тем, что находится в самом центре района, известного исследованиями в области генетики.

В этом районе самая высокая на планете плотность ученых, изучающих ДНК. В 30 км к западу от Стоуни-Брука находится лаборатория Cold Spring Harbor, где Джеймс Уотсон открыл структуру двойной спирали ДНК. В 25 км к востоку расположена лаборатория Brookhaven National Laboratory, где ученые открыли технологию поездов на магнитной подушке и мутации ДНК, а в самом Стоуни— научный центр Applied DNA Sciences, одной из крупнейших компаний, работающих с ДНК. Она, в частности, предложила технологию SigNature DNA, что-то вроде молекулярного штрихкода, при помощи которого можно отслеживать и предметы, и людей.

Технологию SigNature DNA применяет и компания Loomis — взрывающаяся краска содержит ДНК. Причем в каждом сейфе своя, уникальная ДНК.

В Applied DNA проверили подозрительные банкноты с английской автозаправки и легко вычислили банкомат, из сейфа которого были взяты деньги: он находился около Блэкберна, на автозаправке Shell.

Остальное было делом техники. Через несколько месяцев пять членов банды, включая «стрелка» Дина Фаррела и главаря банды, были арестованы и приговорены в общей сложности к 50 годам тюрьмы.

Подпольные гитаристы

Сегодня при помощи ДНК-штрихкодов ловят и других преступников, мошенников, подделывающих популярные бренды, — пиратов. В том, что штрихкодами в виде ДНК, которые, по утверждениям ученых, невозможно подделать, пользуются борцы с контрафактом, нет ничего удивительного. Достаточно вспомнить, какие потери несет бизнес от любителей заработать на чужой популярности. Считается, что 15% всех товаров на планете — контрафакт. В Америке эта проблема существует во всех без исключения областях экономики. Например, компания Zippo в год выпускает 12 млн зажигалок. Еще столько же делают пираты.

Потери американской экономики от контрафакта превышают 200 млрд долларов в год. В масштабах всей планеты эта цифра выше в восемь раз и достигает 1, 7 трлн долларов.

Сегодня производители наносят ДНК-штрихкоды практически на все изделия, начиная от дорогих музыкальных инструментов и заканчивая болтами и гайками.

Показательна история известного американского музыканта Джоша Дэвиса, который в нулевые годы много гастролировал по США со своей группой Josh Davis Band. Агентов ФБР заинтересовала побочная коммерческая деятельность Дэвиса и его друзей. Музыканты подрабатывали, сдавая в ломбарды гитары таких известных в мире музыки брендов, как Gibson, Guild и Martin. С каждой проданной гитары они выручали три-четыре сотни долларов. Эти деньги шли на бензин, гостиницы и еду.

ФБР заинтересовала «левая» деятельность музыкантов, потому что гитары, которые они продавали под видом популярных брендов, были контрафактными. Дэвис с товарищами покупал дешевые инструменты, наклеивал на них лейблы дорогих и продавал втридорога. Бизнес процветал, потому что недостатка в желающих подзаработать работниках ломбардов не было.

За три года Josh Davis Band продала в 22 штатах 165 контрафактных гитар и заработала в общей сложности более 56 тыс. долларов.

В 2014 году Джош Дэвис очутился на скамье подсудимых в суде одного из восточных округов Пенсильвании.

Процесс проходил недалеко от городка Назарет, где находится фабрика C.F. Martin &Co; . Место для суда было выбрано неслучайно: на 80% поддельных гитар, проданных Дэвисом со товарищи, красовался логотип Martin.

На скамью подсудимых кроме Дэвиса попали еще три музыканта из его группы. Приговор оказался на удивление мягким: все подсудимые признали себя виновными и были наказаны штрафами. Больше всех — 22 с лишним тысячи долларов — пришлось заплатить лидеру группы.

«Крайне трудно определить, какой материальный урон нанесли мошенники Martin Guitars и другим компаниям, изготавливающим гитары, — заявил в зале суда помощник генпрокурора США Джон М. Галлахер.— Одно ясно: очень большой урон понесла деловая репутация изготовителей гитар. Это, конечно, несправедливо. В такой ситуации американским производителям трудно конкурировать с иностранными коллегами».

Галлахер был прав. Одновременно с процессом Дэвиса у Martin Guitar Company проходил похожий процесс в Китае. С появлением подделок не только за пределами США, но и на родине, компания, по словам главного технолога Грегори Пола, столкнулась с непростой задачей — найти технологию защиты своих гитар, которую признавали бы юристы во всем мире. Решение помогло найти… уже упоминавшееся ограбление банкомата Loomis на автозаправке Shell.

Примерно в это же время Martin Guitar Company решила подписать контракт с Applied DNA Sciences. В результате сейчас более 750 тыс. гитар Martin, которые музыканты считают одними из лучших в мире, имеют уникальный невидимый ДНК-штрихкод, созданный в Стоуни-Бруке.

Грибок в помощь


Когда заходит речь о контрафакте, музыкальные инструменты вспоминают далеко не первыми. Однако в Martin, где с проблемой подделок знакомы не понаслышке, с таким положением вещей не согласны. В Китае авторское право зачастую принадлежит тому, кто обратится за ним первым. Так, в КНР активно изготавливает гитары китайская компания, не имеющая никакого отношения к Martin, однако это не помешало ей зарегистрировать в качестве товарного знака логотип Martin и производить собственные гитары Martin. С этим еще можно было бы как-то мириться, считает директор американской компании Крис Мартин IV, но уж очень низкого качества китайский контрафакт.

В 2014 году американская таможня задержала груз из 185 контрафактных гитар из Китая общей стоимостью 1 млн долларов со всемирно известными логотипами —Gibson, Les Paul, Paul Reed Smith и, конечно, Martin.

Более того, подделывают не только сами музыкальные инструменты, но и аксессуары. В 2010 году, например, полиция, явившаяся на одну из китайских фабрик с обыском, обнаружила 100 тыс. упаковок поддельных гитарных струн D’Addario, мирового лидера в производстве струн для музыкальных инструментов. В D’Addario считают, что до 70% их продукции, продаваемой в КНР, подделка. В 2010-м компания потратила 750 тыс. долларов на борьбу с контрафактом.

Кстати, поддельная гитарная струна наносит не только материальные убытки производителям: она несет определенную физическую угрозу для потребителей, потому что обладает пониженной прочностью и может лопнуть во время игры.

Конечно, в подделке музыкальных инструментов нет ничего нового — знаменитые бренды подделывают уже много веков. Можно вспомнить, например, композитора Томазо Антонио Витали, жаловавшегося на пиратов еще в конце XVII века. Он купил в 1685 году за большие деньги скрипку знаменитого мастера Николо Амати. Однако вскоре выяснилось, что скрипка сделана менее известным мастером — Франческо Руджери. Скрипки Руджери стоили намного дешевле, не больше трех пистолей.

Подделки XXI века отличают лишь современные технологии, которыми пользуются пираты.

Подлинность в звучании контрафакту могут придавать, например, грибки. В 2009 году профессор Френсис Шварц из Швейцарской федеральной лаборатории материаловедения и технологий попросил опытных скрипичных мастеров Мартина Шлезке и Михаэля Ронхаймера изготовить несколько скрипок из зараженной грибками Physisporinusvitreus и Xylarialongipes древесины. Эти грибки славятся тем, что разлагают главный материал для производства высококачественных скрипок — норвежские ели и платаны. На прочность древесины грибки влияют очень отрицательно, конечно, а вот на тональность, как выяснилось, положительно.

Изготовленные из зараженной грибками древесины скрипки сравнивали по звучанию со скрипкой Страдивари, сделанной в 1711 году. 63% экспертов признали за творение Страдивари современный инструмент.

Еще одна технология изменения тональности древесины для музыкальных инструментов заключается в нескольких циклах нагревания и охлаждения. За счет удаления летучих масел, соединений сахарозы и смол эта технология обработки древесины придает гитарам чистый звук, напоминающий звук инструмента, изготовленного сотни лет назад. К термической обработке прибегают не только пираты, но и такие известные производители гитар, как Yamaha, Collings, Taylor и Martin.

Современные технологии крайне затрудняют для непрофессиональных покупателей задачу отличить по звучанию подделку от настоящего инструмента. Микроскопический ДНК-штрихкод меняет ситуацию в корне.

Древо знания и контрафактный болт

То, что при помощи нуклеотидов аденина, тимина, цитозина и гуанина можно кодировать информацию точно так же, как при помощи единиц и нолей, ученые поняли еще в 1970-е, когда научились синтезировать произвольной длины куски нуклеотидов A, T, C и G.

В 1988 году Джо Дэвис из Массачусетского технологического института первым закодировал послание при помощи ДНК. Он синтезировал последовательность ДНК —CCCCCCAACGCGCGCGCT, которая после расшифровки компьютерной программой кому-то показалась похожей на рунический знак древних германцев, обозначающий Мать Землю. Дэвис внедрил его в присутствующую в кишечнике человека бактерию E. coli и продублировал миллионы раз. По словам самого Дэвиса, этот бактериальный геном, который он назвал Microvenus, вечен и, если его не уничтожить физически, легко может пережить человечество.

Через четверть века генетик из Гарварда Джордж Черч, кстати, друг Джо Дэвиса, закодировал в ДНК свою книгу «Регенезис: синтетическая биология как способ заново открыть природу и нас самих через ДНК», состоящую из 53 426 слов и 11 рисунков. Он штамповал ДНК до тех пор, пока не довел «тираж» до 70 млрд экземпляров и не стал самым издаваемым писателем планеты.

Огромное преимущество ДНК заключается в объеме кодируемой информации. Если текстовый документ хранится на компьютере при помощи двоичного кода из 1 и 0, то при кодировании с помощью ДНК — четыре варианта, то есть система не плоская, а пространственная. Это позволяет очень сильно увеличить объем хранимой информации и очень сильно уменьшить место ее хранения. «Всю информацию, так или иначе накопленную в мире до этого момента, — уверен старший исследователь Института бионики Уисса при Гарвардском университете Шрирам Косури, — можно записать на ДНК-носителе весом около четырех граммов».

Джо Дэвис планирует перевести в ДНК всю Wikipedia, затем внедрить этот ДНК-файл в геном очень старого сорта яблок, которому четыре тысячи лет, и посадить его в своем саду.

Он намерен вырастить «дерево знания», которое, по идее, будет содержать всю мудрость человечества, если, конечно, считать Wikipedia кладезем человеческих знаний.

Applied DNA Sciences действует по такому же принципу, что и Дэвис с Черчем и им подобные. В то время как обычные штрихкоды позволяют идентифицировать продукт с уникальным набором цифр, ДНК-штрихкоды содержат еще более уникальные последовательности нуклеотидов.

Конечно, ДНК-штрихкоды используются не только в сейфах банкоматов и музыкальных инструментах. Ими оснащают таблетки, деньги и даже автомобили. Уникальные ДНК-маркеры установлены как минимум на 10 тыс. дорогих немецких машин.

Крупнейший поставщик электроэнергии в Швеции, Svenska Kraftnat, защищает ДНК-штрихкодами медный провод. Это помогло снизить кражи на 85%!

Фармацевтические компании внедряют ДНК-штрихкоды в капсулы и таблетки, чтобы уменьшить количество опасных для жизни и здоровья пациентов контрафактных лекарств.

Использует ДНК-штрихкоды и Пентагон. Когда вице-адмирала ВМФ США Эдварда Стро спросили, почему он так мало спит по ночам, Стро ничего не сказал о противнике.

«Я не сплю из-за того, что… крепит, — ответил адмирал.— Мне не дают спать болты и гайки, которые крепят крылья самолетов…», — признался он.

Говорят, что в американских военных самолетах можно найти до миллиона контрафактных деталей, в основном крепежных. На первый взгляд они не представляют интереса, но во время полета или тем более боя контрафакт может отрицательно влиять на работу машины. ДНК-штрихкоды позволяют бороться с контрафактом и в военной авиации.

Ученые под руководством Роберта Грасса из Швейцарского федерального института технологии в Цюрихе разработали ДНК-штрихкод, который можно наносить не на упаковку, а на сам продукт. Это позволит проследить путь товара от фермы до прилавка магазина и проверить, насколько он чист с точки зрения здорового питания и подделок.

После штрихкода

О значимости штрихкодов в современной жизни говорит и тот факт, что этим летом ими заинтересовались даже… бездомные в Оксфорде. Они начали носить штрихкоды на шее, как ожерелья, в надежде, что это увеличит пожертвования. Идея вполне здравая для современной жизни, когда наличные деньги и тем более мелочь уходят в прошлое.

Авторы проекта «Великие перемены», ученые из Оксфордского университета, изготавливают для бездомных карточки со штрихкодами.

Прохожие, у которых нет мелочи, могут сканировать штрихкоды просящих подаяние при помощи своих смартфонов и перевести деньги через интернет.

Вообще, технологии штрихкодов стараются не отставать от стремительного темпа современной жизни. С одной стороны, ДНК-штрихкоды дают основание говорить о «второй молодости» изобретения Джозефа Вудленда, но с другой — с этим согласны не все. Некоторые эксперты считают, что жить штрихкодам осталось недолго и что из супермаркетов, по крайней мере, они исчезнут уже через пять-десять лет.

Речь идет о новой технологии GS1, над которой работает американская компания Digimarc. Хотя, строго говоря, это тоже штрихкоды, только представляющие собой более совершенные и удобные в пользовании водяные знаки. Водяные штрихкоды, к примеру, легче сканировать, причем сканировать их можно под любым углом и все купленные продукты сразу, а не каждый в отдельности.

Технология водяных штрихкодов уже прошла проверку в магазинах сетей Wal-Mart, Wegmans и New Seasons Market. О ее большом потенциале говорит хотя бы то, что она уже попала в Книгу рекордов Гиннесса: кассир просканировал 50 товаров, помеченных водяными знаками, за 48, 15 сек. (рекорд сканирования 50 товаров с цифровыми штрихкодами составляет 123, 14 сек.).

И скоростью преимущества водяных штрихкодов перед обычными не исчерпываются. Водяные, к примеру, легко наносить на любую поверхность, в том числе и на само изделие, без упаковки. Но главное достоинство даже не в этом: невидимые водяные штрихкоды компании Digimarc можно считывать с простого смартфона при помощи несложного приложения. Оно позволит не только оплатить покупку, минуя кассу супермаркета, но и получить много полезной информации, начиная от производителя и даты выпуска товара и заканчивая отзывами на него, а также акциями.Источник Статья добавлена superbiznes
26.11.2018 06:56
    • Главная » 
    • Статьи » 
    • Полоски мирового масштаба. Как штрихкоды изменили жизнь человечества

    Информация

    Вы не можете комментировать. Для этого нужно зарегистрироваться или войти

    Прямой эфир



    FoodMarkets.ru © 2008−2019 Пользовательское соглашение